Мантия, иначе палий (от pallium-enanra, верхняя одежда), является одеждой, покрывающей собой всё тело, кроме головы. В древней христианской Церкви мантии носили все христиане, как символ их отречения от идолослужения. Мантия первоначально была светской одеждой. Блж. Симеон, архиепископ Солунский, пишет: «на царя, во время обряда помазания на царство, по верх царских одежд возлагалось священное одеяние, составляющее принадлежность Самодержца и знаменующее благоустройство, благосостояние и мир, о которых он приемлет обязанность пещись в отношении к церкви». Мантии императора и знати украшались цветными нашивками. В подтверждение можно привести мозаику церкви Сан-Витале в Равенне, где император Юстиниан и его сановники изображены в мантиях с цветными нашивками в верхней части по обеим сторонам от разреза. Причем мантия императора отличается от мантий сановников не только цветом, но и нашивки сделаны из более дорогой ткани. Кроме того, сохранились многочисленные изображения святых мучеников в таких мантиях. Среди них великомученики Георгий и Димитрий, которые, как известно, при жизни занимали важные должности. Св. вмч. Димитрий был воеводой города Солуни, а св. вмч. Георгий был поставлен императором Диоклетианом трибуном в знаменитом воинском полку. В духовном же смысле такие одежды на мучениках могут символизировать их причастность к воинству Царя Небесного. В качестве примера можно привести фреску Собора Протата в Карее (XIII век). Позже мантии стали принадлежностью только монашествующих. С этого времени символически мантия стала выражать «всепокрывающую силу Божию, а также строгость, благоговение и смирение монашеской жизни и то, что у монаха ни руки, ни другие члены не живут и не способны для мирской деятельности, но все мертвы». Никольский тоже пишет, что мантия означает «хранительную и покровительную силу Божию, а также строгое исполнение иноком правил монашеской жизни». Кроме того, он приводит толкование Германа Патриарха, который говорит, что благодаря своему свободному покрою, мантия символизирует, ангельские крылья и отсюда называется ангельскою одеждою.Архиерейские мантии со скрижалями появились в Византии в качестве почетного дара Константинопольского императора патриарху. «Когда избирался новый патриарх, царь прежде, чем увидится с ним, посылал ему мантию с источниками и панагию». Смысл этого дара заключался в том, что царь как бы делился своей властью с новоизбранным патриархом.К XV в. архиерейская мантия из царского дара становится неотъемлемой принадлежностью архиерейского сана. Блж. Симеон, архиепископ Солунский, считает, что с этого времени символически мантия знаменует «полноту Божественной благодати, силы и премудрости, которыми облекает Царь Небесный своих подражателей. Духовно мантия повторяет некоторые символические значения фелони, саккоса и омофора, т. к. носится тогда, когда на архиерее нет этих облачений».В настоящее время архиерейские мантии отличаются от простых монашеских покроем, цветом, а также наличием нашивок: скрижалей и источников. Она может быть лилового, голубого или зеленого цвета, по сторонам от разреза вверху и внизу нашиваются так называемые скрижали, или «поматы» (от греч. ??????? – крышки), а также источники. Поматы символизируют собой Ветхий и Новый заветы, которыми епископ должен руководствоваться и черпать мудрость в поучении Церкви. Источниками называют цветные ленты, нашитые на мантию, тремя рядами по две полосы в каждом. Они символизируют собой струи учения, истекающие из уст Архиерея. Очевидно, поначалу на архиерейских мантиях скрижали нашивались не всегда. На эту мысль наводит фреска (1340 г.) церкви Богородицы Одигитрии в Печи, на которой архиепископ Даниил II изображен в мантии из узорной ткани с источниками, но, кажется, без скрижалей. Сохранилось множество более поздних изображений архиереев в мантиях со скрижалями. Так после прославления свт. Иоанна Новгородского на соборе 1547-1549гг. в новгородском софийском соборе в 1559 г. была сделана резная золоченая рака с образом святителя на крышке. Рельефная фигура святителя хранится в настоящее время в Государственном Русском музее. Святитель изображен в мантии с источниками и скрижалями красного цвета без каких-либо изображений. Кроме того, в музее Новгородского Кремля хранятся две пелены, представляющие для нас интерес. Одна из них является частью походного иконостаса и датируется
XVI веком. На ней свт. Иоанн, архиеп. Новгородский, изображен в мантии. Верхние скрижали у святителя — синего цвета, а нижние — жёлтого. Другая пелена «избранные святые», вклада Строгановых в новгородский Хутынский монастырь, датируется XVII веком. Один из святителей на пелене изображен в мантии с источниками и верхними скрижалями. Опись ризницы Софийского собора Новгорода Великого, составленная в 1775г., донесла до нас описание мантии уже упомянутого нами Иоанна, архиеп. Новгородского (на кафедре 1165-1186г.): «мантия василькового цвета, шелковая наподобии рытаго бархату с источниками. На ней скрижали бархатные обложены плетешком узеньким золотным. Вверху на скрижалях два креста парчи золото-серебряной обложены тетивкою золотного, оплечье, полы и подол подложены тафтою зелёною». Кроме крестов на скрижалях помещались различные лицевые изображения. Так в Летописце о Ростовских архиереях есть упоминание о мантии архиеп. Иакова, на скрижалях которой были изображения свт. Льва, Папы Римского и иконы Всемилостивого Спаса. Изгнанный в 1388 г. с кафедры святитель положил мантию в воду и, встав на нее, поплыл. Выбор святых не вполне ясен, так как древнего жития святителя не сохранилось, и неизвестно время создания мантии. Возможно, мантия принадлежала кому-нибудь из его предшественников на кафедре. Митрополит Амвросий в своей книги «История российской иерархии» приводит «Чинопоследование со времен российских патриархов», в котором о мантиях говорится следующее: • Московский патриарх в великие праздники носил зелёную бархатную мантию с золотыми и серебряными струями, с образом Благовещения на скрижалях, в остальные дни носил мантии «объяринныя и иныя разныя» со источники с херувимами или крестами на скрижалях. • Митрополиты Киевский, Новгородский и Казанский на скрижалях носили кресты. • Остальные митрополиты носили червленые скрижали. • У архиепископов цвет помат был зелёный, у епископов — лазоревый (без изображений). • Все архимандриты носили мантии с источниками. • Архимандриты Рождественского монастыря во Владимире – лазоревые скрижали, а архимандриты Чудова монастыря в Москве – вишневые. • Архимандриты монастырей: Свято-Троице Сергиевой Лавры, Киево-Печерской Успенской Лавры носили на скрижалях изображения прпп. Сергия и Никона Радонежских и прпп. Антония и Феодосия Печерских. В 1675 г. состоялся собор, который вынес следующие постановления о церковных облачениях: • Патриарху носить на скрижалях кресты. • Митрополитам – мантию с источники «багряновидную, но не багряно-светлоцветную, ниже червленую или зеленую и светлолазоревую». Скрижали верхние – червлено-атласные или червлено-камчатые без изображений, нижние — со звонцами. • Новгородскому митрополиту разрешено нашивать на верхние скрижали кресты. • Архиепископам и епископам предписывалось носить черные мантии или «багряновидные, но не багряно-светлоцветные, ниже червленые или зеленые или светлолазоревые». У архиепископов должны быть верхние скрижали зеленого цвета, без изображений. У епископов – лазоревого цвета, также без изображений. • Архимандритам трёх монастырей: Свято-Троице Сергиевой Лавры, Рождественского монастыря во Владимире и Чудова монастыря в Москве носить черные монашеские мантии с «верхними багряновидными или камчатыми скрижалями с изображением Святых Чудотворцев преславных» (каких конкретно – не указано, прим. автор). • Остальным всем архиереям в епархиях, архимандритам и игуменам великих и малых монастырей – простомонашеские мантии, т. е. мантии без скрижалей. Таким образом, определив общие правила для архиереев и архимандритов, для некоторых из них собор установил привилегии. После собора архимандритам некоторых монастырей грамотами епархиальных владык, указами Священного Синода или императора также давались различные преимущества относительно мантий. Часто это зависело от значимости того или иного монастыря. Например, грамотами Константинопольского, российского патриархов и митрополита Стефана Яворского архимандритам Киево-Печерской Лавры полагалось носить скрижали с образом прп. Антония и Феодосия Печерских. Архимандритам Свято-Троице Сергиевой Лавры грамотой митрополита Стефана Яворского от 1701г. предписывалось носить лазоревые атласные скрижали с иконами прп. Сергия и Никона Радонежских. В 1702г. император Петр I пожаловал Соловецкому архимандриту Фирсу и его приемникам шелковую мантию с верхними и нижними скрижалями. Священный Синод указом от 26 марта 1806г. пожаловал архимандрита Новгородского Тихвинско
го монастыря правом носить мантию с изображениями на верхних скрижалях Благовещения и Богоматери Тихвинской. Награда могла быть также связана с личным расположением высокопоставленного лица к определенному монастырю. Так, грамотой митрополита рязанского и местоблюстителя патриаршего престола Стефана Яворского (местоблюститель с 1700-1721г.) от 1717г. архимандриту Нежинского Благовещенского монастыря разрешалось носить мантию с образом Благовещения на скрижалях. И это не случайно: Нежинский мужской монастырь был основан в 1716г. на родине владыки при храме Благовещения. Храм же был заложен в 1702г. на его же средства, под наблюдением брата его протопопа Павла Яворского. Епархиальные архиереи также давали награды некоторым архимандритам в своих епархиях. Так, Кирилл, епископ Воронежский, в 1761г. пожаловал настоятеля Воронежского Алексеевского монастыря правом носить на мантии зеленые бархатные скрижали. В 1758г. епископ Костромской Дамаскин пожаловал архимандриту Богоявленского Костромского монастыря бархатные зеленые скрижали. В 1759г. архимандриту Николаевского Верхотурского монастыря Пермской епархии грамотой Павла, митрополита Тобольского была пожалована мантия с нижними и верхними бархатными скрижалями. С 1764г. монастырь стал третьеклассным и все отличия уничтожены. Но в 1805г. указом Священного Синода архимандритам монастыря, исправляющим должность ректора в Пермской семинарии, были пожалованы зеленые бархатные скрижали на камлотовой мантии. Иногда отличия давались конкретному архимандриту за личные заслуги. Например, Священный Синод указом от 13 сентября 1771г. пожаловал архимандриту Кирилло-Белозерского монастыря Симону мантию со скрижалями за «семинарские труды». В 1764г. монастыри были разделены на три класса. Настоятелями монастырей первого и второй классов стали архимандриты, настоятелями монастырей третьего класса — игумены. Цвет скрижалей на мантиях настоятелей зависел от класса монастыря. Архимандриты первоклассных монастырей носили скрижали из вишнёвого или малинового бархата, архимандриты второклассных — из зелёного бархата. Игуменам полагалось носить мантии без скрижалей. И опять же настоятелям некоторых монастырей давались преимущества относительно мантий. Например, с 1797г., указом императора Павла I, настоятели знатнейших третьеклассных монастырей – стали архимандритами, но в безскрижальных мантиях. А Священный Синод, определяя указом от 9 августа 1805г. игумена Богоявленского Оршанского монастыря Феофана в архимандриты, дал ему право носить на камлотовой мантии зеленые бархатные скрижали. Иногда отличия были связаны с историческими событиями. Так с 1803г. указом Священного Синода архимандритам Полтавского Крестовоздвиженского монастыря было приписано носить на скрижалях мантии образы св. Сампсона Странноприимца и вмч. Георгия Победоносца в воспоминание о полтавской победе Петра I, одержанной в день св. Сампсона Странноприимца. Такой же обычай награждать архимандритов существовал и на Востоке. Дмитриевский А. А. пишет, что «игумены Афонской горы с давних пор и до настоящего времени, а также и некоторых других восточных обителей (например, Иоанно-Богословский монастырь на о. Патмосе) носят архиерейские мантии с источниками». Это отличие, по его мнению, перешло к настоятелям в силу особого благоволения византийского императора к этим монастырям. Архиереи также награждались императорами мантиями, отличными от принятых. Например, императрица Екатерина II в 1775г. пожаловала митрополитов Новгородского и Московского бархатными малиновыми мантиями. А император Александр I в 1806 г. пожаловал митрополиту Новгородскому и Петербургскому Амвросию (Подобедову, на кафедре с 1799 г., с 1818 г. – митрополит Новгородский и Олонецкий) бархатную мантию фиолетового цвета. Следует отметить, что для патриарха Адриана (1627 -1700) была сделана мантия «из зелёного двоеморхого бархата с источниками из золотосеребряного кружева, со скрижалями малинового цвета. На верхних — кресты четвероконечные двойные, одни большие объяринные, а на них малые золотые, украшенные яхонтами и изумрудами и обведённые по краям жемчугом. На нижних — четвероугольные обярин. звезды, унизанные по местам драгоценными камнями». Мантия хранится в Московской Синодальной ризнице, описание составил архиепископ Савва. Изображение крестов на верхних скрижалях и звезд – на нижних связано с символикой мантии. Как уже было сказано, мантия повторяет некоторые символические значения саккоса и омофора, поскольку носится тогда, когда на архи

Комментарии запрещены.

Реклама